суббота, 6 октября 2018 г.

Космизм Леонида Тишкова






Космические координаты Леонида Тишкова

…за мной, товарищи авиаторы, плывите в бездну …


Казимир Малевич

В своих воспоминаниях о художественной жизни легендарного Витебска в 20-е годы прошлого столетия замечательный русский философ Михаил Бахтин рассказывает о своих встречах на улицах города с Казимиром Малевичем. Он описывает уникальные ситуации, когда совершенно неожиданно Казимир Малевич доставал подзорную трубу и устремлял свой взор в сторону неба, пытаясь днем обнаружить планету Юпитер. Леонид Тишков в своем творчестве создает своеобразную параллель этому космическому жесту Казимира Малевича, открывая свой «личный Юпитер», превращаясь в героя его оперы «Победа над солнцем», «путешественника по всем временам» вместе с собственной «Частной Луной». В своих творческих странствиях художник транслирует великие открытия русского космизма, манифестируя и переживая их прогнозы в эволюции нашей цивилизации. Константин Циолковский, Велимир Хлебников и Казимир Малевич предстают в этом проекте нашими реальными современниками, предлагая погрузиться в космическую бездну как в естественное пространство следующей фазы нашего существования.
В этом «символическом обмене», как свидетельствует Жан Бодрияр неожиданно открывается новая реальность – планетарная. В стратегиях Леонида Тишкова оживает радикальная мысль по именованию этой реальности, завершить её именем собственным – своим личным космосом, личным художественным поступком остановить ряд дурной бесконечности, культурной индустрии, стремящейся заменить органическую реальность на иллюзорный симулякр. В своем проекте «Куб вечности» Леонид Тишков актуализирует этот вектор, требующий отказа от декорирования постоянно травмируемого мира. Художник откровенно усиливает супрематический дополнительный элемент Малевича, преобразуя его в творческий код, в одухотворенную конструкцию рефлексивного жеста, которую уже невозможно редуцировать и уничтожить никакими перестановками и манипуляциями. Творческая игра в космическом пространстве на своих высших уровнях не только отыгрывает у симулякров территорию искусства, используя технологии актуальных интуиций, но и погружается в недра материи, в глубинные реальности, как Орфей. Открывая новую экологию, Леонид Тишков ориентирует свои творческие поступки в уже обновленных координатах. Именно, свободная, рожденная в космосе независимая реальность, явленная в непрерывности смысловых художественных решений, в обретении безвесия, определяет основные позиции проекта Леонида Тишкова «Формы будущего». Его драматургия сопротивляется образованиям социально неподвижных тромбов, опираясь на высший дар – дар жизни, ее неотменяемого присутствия. Переживая космос как глубоко личное пространство,  Леонид Тишков наглядно демонстрирует активность двух темпоральных механизмов: время неограниченных творчески ритмизированных художественных поступков и остановленного времени, когда царствует чистота покоя и полнота безвесия. Фактически перед нами раскрывается абсолютно живой организм, не пришедший из утопических систем прошлого. Вплотную приближаясь к нему, погружаясь в его пространственные координаты, входя в его внутренние изменения, в его инсталлированную тотальность, мы, зрители, становимся участниками возвышенного космического события. Его конструкция преобразуется в естественную человеческую потребность не только пережить идеальное, но и создать новый мир, где желание становится естественной необходимостью, как дыхание, неотделимое от образа жизни, от реального человеческого поведения внутри его реальной безразмерности. Космическое искусство Леонида Тишкова не разыгрывает иллюзорных вариативностей и возможности присутствия «быть», находиться в идеальном – оно, в сущности, и есть само это присутствие.

Виталий Пацюков