четверг, 21 февраля 2013 г.

Заброшенные утопии на Инновации ГЦСИ

 Заброшенные Утопии: Коньковый Завод
«Экспериментальные полевые исследования руинированного индустриального пейзажа Верхотурья в постсоветском пространстве. Эстетическая, археологическая, социологическая и техно-научная интерпретация исследований и последующее создание идеального музея Верхотурского конькового завода в виде художественной инсталляции.

 «Музей есть не собрание вещей, а собор лиц. Музей есть выражение памяти, общей для всех людей, как собора всех живущих, памяти, неотделимой от разума, воли и действия, памяти не о потере вещей, а об утрате лиц», – писал философ Николай Федоров, и мы, следуя его заветам, представляем воображаемый музей Конькового завода как музей-собор лиц людей, объединенных когда-то работой на фабрике. В индустриальном веке произошла замена храмов на заводы, этот процесс был усугублен в Советском Союзе, когда религия была упразднена, храмы закрыты. Взамен гражданам страны была предложена модель фабрики как духовного и квазирелигиозного центра.
В 1997 году завод коньков в Верхотурье закрыли. Хотя люди не перестали кататься на коньках, и лед продолжает манить нас своим сияющими зеркалами, коньковый завод исчез, станки и флаги Почета пропали, остатки лезвий заржавели и превратились в железный лом. Но многие люди живы: они ходили по светлым и чистым цехам, люди, руки которых делали коньки в тех стенах. И нас, прежде всего, интересуют рабочие завода, а также время и пространство памяти, и человек в нем. Поэтому мы возводим прозрачные стены Собора Музея Конькового Завода, в которых поместятся души всех, кто когда-то обитал в цехах, стоял у станков, вытачивал лезвия, прикручивал их к подметкам ботинок, аккуратно укладывал в коробки, проверяя качество изделий. Мы попытаемся построить Собор Воскрешающего Музея, о каком когда-то грезил художник Василий Чекрыгин, пусть пока это будет воображаемый собор, но воистину, только такой собор невозможно разрушить, он живет, пока жив Человек».

Мультимедиа инсталляция "Собор Лиц Рабочих и Служащих Конькового Музея"

Завод коньков основан в 1947 году и на протяжении 40 лет был передовым предприятием в своей отрасли, неоднократно награждался переходящими красными знаменами Министерства промышленности. Для изготовления коньков на завод поступал металл из городов Новосибирска и Горького. Ботинки спортивные поступали из Свердловска с фабрики «Спортобувь». В 1970-1980е годы коллектив предприятия насчитывал более пятисот человек, ежегодно выпускались сотни тысяч пар коньков.
Верхотурский завод стал необходим стране, его продукция - затребована, в каждой советской семье - по несколько пар коньков. Зимние виды спорта по всей России и, особенно на Урале, были в чести, расчищенные для катания естественные водоемы и заливные катки существовали в каждом населенном пункте. Предприятие работало без перебоев, окончив школу, жители приходили под сень Завода и оставались там на всю жизнь. В те советские времена  производили множество коньков: "снежок" и "снегурки", "гаги", "канадки" и "норвеги", и на Верхотурском заводе делали коньки отличного качества и всегда сверх плана. В настоящее время территория предприятия в заброшенном состоянии. Помещения бывших цехов и административный корпус пустуют и ветшают. Несмотря на свою ординарную судьбу, коньковый завод для Верхотурья до сих пор остается важной страницей истории прославленного прошлого.

Хотя люди не перестали кататься на коньках, и лед продолжает манить нас своим сияющими зеркалами, коньковый Завод исчез, остатки лезвий заржавели и превратились в железный лом. Но многие люди живы, кто ходил по светлым и чистым цехам, те люди, руки которых делали коньки в тех стенах. И нас прежде всего интересуют рабочие Завода, а также время и пространство памяти, и человек в нем, - говорит автор проекта Леонид Тишков.
Документальный фильм «Конец рабочего дня» знакомит зрителя с подлинной историей конькового завода, рассказанной ее главными свидетелями и творцами. Герои фильма – бывшие сотрудники предприятия и, конечно, сам Завод, «рабочий день» которого подошел к концу.


Остановленный завод представляет собой эпическое зрелище: покинутый, оставленный как бы в одночасье, он стоит памятником времени. Не работают станки, остановлен транспортер, в ваннах электрофореза еще не высохли реактивы, в цехах лежат груды постепенно ржавеющих коньков. Эти коньки, как кости живых существ, лежат и напоминают нам о жизни Завода. Рабочие и служащие ушли, в раздевалках оставлены их вещи, на столах стоят кружки с остатками сухого чая, на стенах – плакаты, на станках – чертежи деталей, рядом инструменты. И кажется, что люди где-то недалеко, вот пройдет час или два, и они вернутся, застучат молотки, зашумят электромоторы фрезерных станков, заработает конвейер. Но этого уже не произойдет никогда, неумолимый закон времени разрушил все, что было когда-то не только производством, но и вторым домом рабочих. И мы смотрим на эти руины, и сердце наше наполняется печалью и состраданием, это похоже на созерцание руин храмов, которых немало поблизости от Завода. И можно по праву называть Коньковый Завод разрушенным храмом, который объединял когда-то людей, делал их счастливыми, вселял веру и дарил им осмысленную и героическую жизнь. 
Помещение бывшего Верхотурского конькового завода хранит настоящие сокровища. Готовые изделия – некогда сияющие никелированные коньки – оставлены в покинутых цехах и, несмотря на годы забвения, кажется, по-прежнему ждут встречи с героями ледовых стадионов и катков. Художник Леонид Тишков оживляет коньки, дает им новое дыхание и пускает их в неожиданное путешествие. Скульптура, сотканная из сотен элементов, возносит над зрителем верхотурский конек, который в свою очередь венчает всю композицию своеобразной башни. Скользя по плоскости башни, коньки устремляются все выше и выше и выше, и готовы вот-вот взлететь, оторваться от скульптурной массы, преодолевая силу притяжения, взмыть над землей и отправиться в свободный полет. Перед нами своеобразный памятник коньку, памятник их создателям, рабочим и служащим Конькового завода.



http://www.kommersant.ru/doc/2130356